Рассказы Строгого Реала

в ближайшее время я наконец допишу этот роман, состоящий из коротких и длинных, перекликающихся между собой текстов. Потом я издам его книжкой. Потому что сейчас отдельные тексты грустят вдали друг от друга, разбросанные по журналам и фэйсбукам. А уже потом, может быть, я открою и на сайте все скрытые до времени части

_Часть 1_
Зона комфорта I
(2019)
Последнее чудо Вячеслава Анохина
(2020)
Менеджер по сбыту
(2020)
Рассказ строгого реала
(2019)
Детство Никиты
(2020)
Поезд из Биркендорфа
(1999)
_Часть 2_
История для тех, кто никогда не читал «Трех мушкетеров»
(2021)
Марцанские хроники
(2020)
XXX
(2022)
Рассказ строгого реала. Детская версия
(2021)
Иллюзия памяти о…
(2021)
Юлька
(2020)
_Часть 3_
Размышления Андреаса Киля за пять минут до самоубийства весной 2021 года во время локдауна в Германии, вызванного пандемией корона-вируса
(2021)
Берлинский пандемониум
(2022)
Руслик
(2021)
Рассказ строгого реала. Версия для манги
(2022)
Зона комфорта II
(2021)

Рассказы

тексты, не относящиеся к «Рассказам строгого реала» (которые вообще-то роман) и написанные после 2020-го года. Неопубликованное не вскрыто

Встречи в Биздорфе. Три мини-рассказа
(2021)
Правильные решения
(2021)
«Цветы опять свежи и новы, и роща дивно зелена...»
(2021)

Статьи и эссе

если бы я собирал здесь всю мою публицистику, этот раздел превратился бы в горный хребет макулатуры с видами на никому неинтересные городские мэрии, дома отдыха, кастрюльки с ханкой и детские психбольницы. Поэтому сюда я выложил только то, что, по моему мнению, еще имеет некую актуальность или просто греет душу

Стихи

вообще-то, начиная с 1995-го года, я больше не увлекаюсь стихами. Но как показала практика, в течение некоторого времени я раз в пару лет еще сочинял по стихотворению. До 2007-го, когда я бросил буквы, — как тогда казалось, насовсем. Но в 2020-м вдруг вышло, что нет

Из прошлой жизни

в 2007-м году я бросил литературные изыски. Вернее, на русском языке я перестал писать еще раньше, в 2000-м. До 2007-го немного писал по-немецки, а потом ушел совсем. Но в конце 2019-го вдруг воскресил в себе графомана из детства, и это стало моей новой жизнью. Таким образом, все, что было до 2000-го, осталось в прошлой жизни. Или позапрошлой, если немецкие тексты тоже считать историей. Так и живем — из жизни в жизнь

БИОГРАФИЯ И ЛИТЕРАТУРНАЯ ИСТОРИЯ

(1975, Свердловск-44, Урал) – прозаик и эссеист. С десяти лет писал стихи и прозу, публиковался в городских и районных газетах. В разное время учился на юриста, воспитателя детских дошкольных учреждений, филолога и графического дизайнера (на последнего уже в Германии, и это единственное законченное образование).

В 1996 переехал в Германию. До 2000 года публиковал прозу в журналах и сборниках на русском языке («Неприкосновенный запас» (Москва), «Крушение барьера» (Екатеринбург), «Феникс» (Екатеринбург), «Литературный европеец» (Франкфурт на Майне), «Вечерний Нью-Йорк» (Нью-Йорк), «Ардоз» (Екатеринбург), «Вечерняя Москва» (Москва) и др.).

В 2000 перешел на немецкий язык. Часть своих текстов также переводил с русского на немецкий и наоборот. Выступал на немецкоязычных слэмах и литературных чтениях в Киле, Берлине, Грайфсвальде, Веймаре, Эрфурте, Хемнице и др. Публикации в сборниках на немецком языке («Geschichten + Gerichte», München, «Schreib!», Berlin, «Jüdische Zeitung», Berlin, «Literaturtelefon», Kiel и др.).

В 2007 оставил литературу, уйдя в дизайн и немного в музыку, но осенью 2019 вернулся к русскому языку. В данный момент — заместитель председателя Содружества русскоязычных литераторов Германии СЛоГ. С 2020 года участвовал в Берлинском русскоязычном слэме и десятках публичных чтений. Публикации в журналах, сборниках и онлайн-изданиях («Урал», «Крещатик», «Берлин. Берега», «Артикуляция», «Kulturwelten», «40 лет без цензуры», «Берлин без маски», «Schloss Moabit», «гУрУ», «ТЕКСТъ» и др.). Живет в Берлине.

человек, писатель, поэ _
Меню
Это случилось весной в последнем году прошлого века. Тогда еще не было смартфонов с тачскринами, но уже появились мобильные телефоны. Не те, которые нужно было носить в отдельном портфеле, а уже нормальные, человеческие мобильники с маленькими зелеными экранчиками и с игрой в змейку. Вот такой мобильник и был у Юльки...
Я помнил, что они познакомились друг с другом через психотерапевта из Швейцарии. Даша у него когда-то лечилась, а Маша была его любовницей. Обеим тогда еще не было восемнадцати. Обе с лабильным типом личности. Обе красавицы и немножко нимфоманки. Но дело не в этом...
В течение долгих месяцев солнце и луна бессмысленно сменяли друг друга в небе над закупоренными домами, а фиолетовыми вечерами среди туч кружили так никем и не увиденные золотые диски...
Каждую ночь когда в ладонях наконец затихает и остывает соединяющий меня с миром мобильник а над большим заскорузлым от старости городом распахиваются мертвые глаза звёзд...
В основном, как известно, шлейхеры живут стайками. Как точно заметил еще профессор Ю. Н. Липский в своем знаменитом трактате о шлейхерах, к этим существам, действительно, совершенно неприменимо грубоватое слово «стая» вследствие ассерторической неотражательности стайковости последнего...
Если честно, я уже не помнил, когда у меня в голове были другие мысли. Я помнил, что они были – кажется, что-то большое и важное, тянувшее меня наружу и вверх, – но давно, еще когда я за день мог прочитать увесистый томик Сартра или, к примеру, создать небо и землю...
Именно этому явлению мы благодарны за то, что изредка, в прозрачные ясные ночи, мы, сидя на кухне за исцарапанным телескопом и чашкой кофе, можем с улыбкой умиления наблюдать миграции шлейхеров, проходящие параллельно цепочкам кратеров в районах Моря Дождей, Залива Верности, Озера Надежды, а так же Озера Вечности и Карпат...