Встречи в Биздорфе.
Три мини-рассказа

1. Случай в темное время суток

Несколько дней назад иду со станции эс-бана домой, курю, никого не трогаю. Темно, холодно, дорожку через мою деревню освещают золотые фонари, людей нет. Вдруг смотрю — навстречу собака. Но какая-то странная собака, уши огромные и идет не по-нашему. Приближаемся мы друг к другу, и тут я понимаю, что это заяц. Но здоровый, как лошадь. И странно — зайцы же должны убегать, а этот не убегает, навстречу шагает. Ну и я иду, шаг не сбавляю. Когда между нами осталось метра два, он такой спрашивает:

— Закурить не будет?

И, главное, Берлин ведь. Биздорф. Не центр, конечно, но и до польской границы еще далеко. А он по-русски спрашивает! Я от этого немного в непонятках. Но в принципе, ок, всякое бывает.

— Слушай, брат, — отвечаю, — Последняя. Но дома нераспечатанная пачка и полбутылки армянского коньяка. До дома двести метров, вон он стоит, за мостом, пойдем, я угощаю.

А он явно огорчился и говорит:

— Я к одиноким незнакомым мужчинам домой не хожу. Тем более, так поздно.

Я ему:

— Ну тогда извини, с собой действительно больше нет.

Он развел руками и побежал.

А я подумал, что это, наверное, и не мальчик вовсе был, а девочка.

Зайка.

2. Немецкое кино

Пару дней назад мы в Потсдаме снимали короткометражку по моему тексту. И знающие люди мне рассказали, что тут же в павильоне за углом снимается четвертая «Матрица». Я еще подумал, мол, как так? Вот даже «Матрицу» снимают в Германии, а значит, мощности, студии, техника — все есть, а собственно немецкое кино при этом никому не нужно и не известно. И как раз в тот же день возвращаюсь поздно вечером домой со станции эс-бана. У меня в Биздорфе тихо, темно, и только золотые фонари медленно кружат над дорожкой. И слегка потрескивают, будто это кузнечики.

Смотрю: навстречу человек. Подходит он ближе, и что-то мне в нем кажется знакомым. Но только когда мы на ходу почти сталкиваемся плечами, я понимаю, что это Киану Ривз. Я останавливаюсь, разворачиваюсь и хочу сказать ему что-нибудь умное. Типа, привет, Киану Ривз. Или что-то в этом духе. Но понимаю, что мой английский сегодня ни на что не годен. Он у меня и вообще не очень, а по ночам так совсем плох.

А Киану Ривз тоже останавливается и ко мне поворачивается. И стоим мы такие в тишине и смотрим друг на друга. А фонари над головой трещат и качаются, как бешеные кузнечики.

Тут он мне и говорит:

— А коньяк у тебя остался?

А я ему:

— Слушай, Киану, был у меня армянский коньяк, но я его вчера в одиночку допил. Зато есть сигареты, даже два сорта: «Лаки страйк» и «Житан». Ты какие предпочитаешь?

Почему у меня с собой в тот день были именно эти марки, я не помню. Но вытаскиваю из сумки обе пачки и протягиваю ему — как и полагается — на двух ладонях: синюю и красную. А он смотрит на меня своими печальными глазами и говорит:

— А знаешь, я ведь не Киану Ривз.

— Знаю, — отвечаю я.

Тогда он взял обе пачки и ушел.

А я подумал, что это, наверное, и не я вовсе был.

Потому что в тот день я с оператором остался ночевать в Потсдаме.

3. День рождения

Сегодня первое октября, а значит, у меня День рождения. Вчера мимо Берлина проезжал Олег Способнов. Художник Споза, старый приятель. То ли с Украины в Киль, то ли из Киля на Украину. Никогда точно не известно. Уже ночью он доехал до моего края берлинской вселенной и привез кильских шпротов и украинского коньяка. Коньяк, конечно, не армянский, но тоже пошел. Сидели на террасе, жгли костер, ели шпроты, пили коньяк. А на следующий день — то есть сегодня, то есть как раз в мой День рождения — я проводил его на станцию эс-бана.

Иду назад.

Вокруг, как ни странно, день, люди, птички чирикают. Фонари не горят, нет. Из школы идут мальчик и девочка лет семи. На перекрестке расстаются и желают друг другу хорошего дня. Прямо так и говорят: «Schönen Tag!». Мальчик уходит в сторону парка и замка, а девочка шагает впереди меня, держа в вытянутых руках ветровку и пакет с остатками полдника.

Идем мы по улице из частных домиков. Пятнадцать часов назад я поджидал здесь Спозу под треск фонарей и луны, которая бешено неслась сквозь облака. А сегодня тут солнечные женщины в солнечных палисадниках за разноцветными заборчиками.

— Hallo Tina! — кричит девочка первой женщине.

— Hallo Erika! — отвечает та.

— Hallo Bianka! — кричит девочка следующей женщине.

— Hallo Erika! — отвечает та.

От удивления у меня брови автоматически полезли вверх. Девочка, которая знает всех! Как раз примерно в этот момент я ее догнал и стал обгонять. Посмотрел ей пристально в лицо, а она посмотрела на меня и набрала в легкие воздух. Я подумал: вот сейчас она скажет: «Hallo Michael!».

И главное, я уже знал, что ей ответить.

Но она выпустила воздух через рот и промолчала.

А я подумал, что очень многое в жизни зависит от времени суток.

Я обогнал девочку и пошел дальше, на ходу доставая из сумки сигареты. А когда уже подходил к мосту, то услышал сзади ее голос:

— Zum Geburtstag viel Glück! — крикнула она.

Я обернулся. Она стояла посреди улицы с поднятой рукой.

Я помахал ей в ответ.

2021